Дефицит концептуализации практики в эзотерике

Мало окунуться в мистику, еще нужно грамотно ответить самому себе на вопрос: «А что это было?». Каждый человек в своем опыте может сталкиваться с чем-либо необъяснимым и загадочным. Иногда, если пережитый феномен завораживает своей красотой, грацией и мудростью, не хочется глубоко осмыслять его, так как исчезнет элемент чуда. Но что, если эзотерика или мистика является профессией человека или ключевым элементом его мировоззрения? Разве не будет тогда глубокое осмысление происходящего необходимым критерием профессиональности?

Чем больше я изучаю различные эзотерические течения, тем больше я замечаю, что, к огромному сожалению, мы все дальше и дальше отходим от необходимости осознавать свою работу и опыт. Я понимаю тех клиентов, которые пришли за чудом. Чем меньше объяснений они получат, тем более восторженными они покинут кабинет практика. А что же сами практики? Конечно, это очень льстит, когда клиент преданно смотрит на нас, как на всезнающую и всесильную фигуру, которая способна подсказать решение любой проблемы. Но тогда если мы такие всезнающие и всесильные, почему же мы так неохотно демонстрируем детали своей работы коллегам. С коллегой разговор будет равным, и его не обманешь эффектом чуда, так как он и сам неплохо создает подобные чудеса. А вот вероятность, что он будет не соглашаться, оспаривать или критиковать работу, очень велика.

Почему-то некоторые эзотерики, чем бы они ни занимались, считают, что они как будто бы изобрели то течение, в котором работают. Большее число эзотерических течений имеет довольно почтенный возраст, а также сотни предшественников, которые также работали в данной сфере, получали опыт и писали о нем. Тем не менее, редкая эзотерическая книга начинается с анализа работ предшественников. Она возникает как бы из вакуума, из глубин эксклюзивного опыта мистика, хотя вполне очевидно, что на любую эзотерическую тему уже написаны тысячи страниц. Конечно, прочитать их, познакомиться с опытом предшественников – это довольно скрупулезная работа. А еще сложнее осознать и сформулировать, насколько собственный опыт согласуется или противоречит опыту других, что нового человек вносит в данную сферу, презентуя свой опыт, а также в чем его слабые стороны.

Какие занудные мысли!!! Да, наверное, это так. Но я глубоко убежден, что если бы полученный мистический и кажущийся таковым опыт подвергать серьезному осмыслению, то количество эзотерической литературы на современном рынке уменьшилось бы в 10 раз. То же произошло бы и с практиками эзотерики, часть из которых просто «вышло бы из игры», так как концептуализация опыта, о котором я пишу, требует серьезной интеллектуальной и психической нагрузки. А некоторым поставщикам эзотерических услуг просто лень лишний раз напрягаться.

         Кто-то скажет: «Нас портят наши же клиенты!» А действительно, зачем стремиться к качеству, когда клиент элементарно неспособен отличить эзотерика от шарлатана? Достаточно притвориться, выучить «базовый вокабуляр», приобрести достаточное количество реквизита и написать в интернете свою «мистическую биографию», как можно довольно долго и успешно быть «практиком», принимая толпы наивных людей. А вот давайте представим себе, что на прием к эзотерику приходит, так называемый, «вредный клиент». Что нас ожидает в таком случае?

А ожидает нас масса вопросов, которые многие эзотерики сочтут крайне неудобными. И это не вопросы, задаваемые с целью обесценить вас. Это обычные вопросы, на которые человек имеет полное право, если он вступает с вами в денежные отношения и собирается оплачивать вашу услугу. Это право на информированное согласие, когда человеку нужно понимать, на что он соглашается. Если практик не хочет, или, о, ужас, не может на них ответить, то разве клиент не имеет право усомниться не только в отдельном практике, но и во всей сфере в целом?

Многие эзотерики часто обижаются, что их не воспринимают серьезно в их взглядах на мироустройство и образе жизни. Легко все сваливать на конкуренцию систем. Конечно, подобная конкуренция имеет место, но, мне кажется, что основная проблема вовсе не в этом. Скажите, стали бы вы отдавать своего ребенка в школу, представители которой не хотят или не могут ответить на важные для вас вопросы? Вместо этого вам говорят: «Мы самая лучшая школа, с потомственными преподавателями!». Как-то такой ответ не устраивает. Если вы лучшая школа, то какие другие школы вы знаете? Чем вы отличаетесь? Что принципиально иначе вы делаете в своей работе? Вы новаторы? В чем именно? Какие у вас традиции? Какой ваш статус в системе образования?

Попытайтесь перевести данные вопросы в ракурс возможного диалога эзотерического практика и его клиента. Редкий эзотерик понимает, чем он отличается от своих коллег. Для этого нужно знать, что делают коллеги, а это не всегда возможно. Если вы новатор, то как минимум нужно понимать, что происходило в вашей сфере до того, как вы в нее пришли. Многие практики эзотерики не читали ничего, кроме литературы, которую им рекомендовали их преподаватели. Можно прятаться за концепцию «посвящения», но давайте не будем себя обманывать. Это благородная и древняя традиция, но в современном мире под посвящением скрывается часто вовсе не новый мистический уровень развития, а банальное повышение гонорара для учителя или очередной пустой титул. Само слово «эзотерика», казалось бы, изжило себя, так как то, что сегодня называется этим словом, является общедоступным знанием.

Все настоящие эксперты по-своему «эзотеричны», так как их уровень компетентности гораздо превышает знания обычного пользователя. Со стороны кажется, что они обладают скрытым знанием. Но и любой классический физик кажется мне «посвященным эзотериком», так как сам я уже забыл практически все, что я проходил в курсе школьной физики. Но тогда посвящение – это не обязательно единичный ритуал, а просто долгая и кропотливая подготовка и обучение в любой сфере деятельности.

Репутация эзотерики в руках самих же эзотериков. Я никогда не соглашусь, что нужно вводить общие нормы и правила для всех практиков, или заставлять их мыслить одинаково. Но мне очень хотелось бы, чтобы эзотерики могли глубоко и грамотно концептуализировать свой опыт, чтобы они могли критически соотносить его с опытом коллег и оппонентов. Возможно, тогда количество постепенно перерастет в качество?

 

Геннадий Белявский