Взгляд на методологию астрологических исследований.

Бецалэль Ариэли.

Среди различных областей оккультного знания астрология ближе других находится к современной науке. Вне зависимости от желания или нежелания научных кругов признавать астрологию, тем, кто серьезно занят астрологической практикой, приходится сталкиваться со схожим типом задач и задействовать у себя те же мыслительные способности, благодаря каким совершаются открытия в науке.

Выработка более четких методов и критериев оценки внутри астрологии вряд ли поможет добиться большего признания со стороны ее противников, однако несомненно поможет самим астрологам возвести эту область знаний на новую высоту. Движение в этом направлении видится мне также единственным путем к достижению большей консолидации в среде самих астрологов, выработке ими более четкой организационной структуры, в которую будут допускаться или не допускаться новые специалисты в зависимости от их соответствия этим формализованным требованиям.

В этой статье я не ставлю своей задачей сформулировать теорию, стоящую за астрологией, и объясняющую то, почему и как она работает. За всю историю этого вопроса предлагалось много подобных теорий, каждая из которых имеет свои сильные и слабые стороны, но ни одна не снимает все проблемы. Все, что будет изложено далее, рассчитано на читателя, уже знакомого с основными астрологическими понятиями. Однако прежде, чем начать рассмотрение руководящих принципов в работе астролога, необходимо условиться по поводу использования еще нескольких терминов.

Базовая терминология

ОБЪЕКТ АНАЛИЗА. Хотя существуют различные школы астрологии, подавляющее их большинство работает с гороскопами. Это схема неба, на которой видно расположение планет, куспидов домов и других важных точек, а также аспекты между ними. Гороскоп строится на момент, который принято связывать с «рождением». Однако многовековой опыт астрологической практики давно уже привел к выводам о том, что гороскоп можно построить не только для человека, но и для организации, проекта, государства, народа и т. д. Некоторые строят гороскопы даже для отдельных идей, которые «рождаются» в какой-то момент и затем проходят собственный жизненный цикл. В мунданной астрологии принято строить гороскопы государств, в хорарной – гороскопы задаваемых вопросов. Мы не всегда четко понимаем, что следует брать за момент рождения, если речь идет не о человеке, и даже для человека остаются споры по поводу точной минуты и секунды, когда можно с уверенностью утверждать, что он родился.

Однако все дальнейшие методы работы с гороскопом, например, государства не отличаются принципиально от методов, применяемых к гороскопу отдельного человека. И здесь, и там используется схожий взгляд на природу знаков Зодиака, планет и домов, а затем – один и тот же набор прогностических техник, таких как дирекции, прогрессии, транзиты и т. д. Это позволяет нам в последующем обсуждении не останавливаться каждый раз на вопросе о том, гороскоп кого или чего именно мы сейчас рассматриваем. Итак, ту сущность (человек, идея, организация, государство и т. п.), для которой построен гороскоп и которую мы стремимся понять на его основании, будем называть объектом анализа (или просто объектом). Естественно, при переключении внимания на другую сущность с ее гороскопом, объект анализа меняется.

ЭЛЕМЕНТ ГОРОСКОПА. В разных школах придают значение различным факторам – таким, как:

  • положение планет в знаках Зодиака;
  • директность или ретроградность в движении планет;
  • пребывание планет в определенных деканах \ термах \ градусах;
  • аспекты, образующиеся между планетами;
  • все, сказанное о планетах, может относиться к куспидам домов, жребиям, различным дополнительным точкам гороскопа, находимым через математические вычисления (т. наз. «фиктивным планетам» и др.)

Любой такой фактор, который в той или иной школе принято интерпретировать, делая из него значимые выводы об объекте анализа, мы будем называть элементом гороскопа. Следовательно, отдельно рассматриваемая планета не будет называться «элементом гороскопа», тогда как, к примеру, ее пребывание на куспиде определенного дома – будет.

ПОНИМАНИЕ ГОРОСКОПА. Помимо знания общих астрологических правил, на практике целесообразно ставить вопрос о том, насколько в работе с данным конкретным объектом достигнуто видение того, как эти правила работают в его гороскопе. Астрологи нередко сталкиваются с ситуацией, когда правила и техники, срабатывавшие в прошлом много раз, по каким-то причинам не дают удовлетворительных результатов в работе с данным объектом. Нам приходится говорить о понимании гороскопа, которое тем выше, чем больше найдено совпадений между его элементами и теми проявлениями в жизни объекта, которые им должны отвечать. Подробнее о том, как должны выглядеть эти совпадения, будет сказано в дальнейших разделах этой статьи.

Корреляция событий как основной метод проверки

Понимание гороскопа целиком и полностью строится на нахождении корреляции между двумя рядами событий, которые, как мы ожидаем, должны оказаться взаимосвязанными.

А) Первый ряд включает «небесные» события, то есть возникновение различных элементов гороскопа. Если мы ограничиваемся анализом натальной карты и на ее основании описываем качества объекта, тогда все «небесные» события возникают в момент рождения, на который строится данная карта. Однако в работе астролога это лишь первый шаг: можно говорить о дальнейшем развитии объекта, наблюдая события, разворачивающиеся вдоль оси времени – в транзитах, прогрессиях и т. д.

Б) Второй ряд включает «земные» события. Таковыми могут быть проявления каких-либо качеств объекта (обычно ими разговор и ограничивается, если речь идет лишь об анализе натальной карты), либо различные происшествия в его жизни. В случае, если объектом выступает человек, сюда войдут болезни и выздоровления, устройства на работу и увольнения с нее, получение различных статусов и документов, начала и окончания любовных и дружеских отношений, рождение детей, поездки и путешествия, получение образования, покупки вещей и недвижимости и т. д. Для государств и прочих объектов нетрудно представить свою палитру возможных событий. Все эти события второго ряда также можно видеть разворачивающимися во времени.

Экспериментальное доказательство астрологии в целом (для тех, кто ее не признает) или доказательство отдельных методик в ней (для тех, кто признает ее и стремится лучше в ней разобраться) могло бы сводиться к установлению как можно более полной корреляции между событиями первого и второго рядов для максимального числа объектов. Естественно, необходимо выработать четкие критерии, насколько полной должна быть такая корреляция, чтобы на ее основании можно было утверждать эффективность методики. Далее мы рассмотрим различные варианты.

Очевидно, что говорить о подобной корреляции можно, лишь когда оба ряда содержат уже известные нам события. Что касается первого ряда, в нем известные события могут относиться как к прошлому, так и к будущему. Поскольку законы движения планет и вращения Земли вокруг своей оси хорошо известны, это позволяет рассчитать элементы гороскопа для любого момента времени. Однако во втором ряду мы можем работать лишь с событиями прошлого и настоящего. Следовательно, в попытках проверить свое понимание гороскопа и надежность используемой методики мы ограничены поиском корреляции для прошлого и настоящего, так как «небесным» событиям будущего нам будет нечего поставить в соответствие, пока это будущее не наступит для «земных» событий.

Индивидуальность каждого объекта анализа

Разговор о понимании гороскопов ставит перед нами закономерный вопрос: при каких условиях и в какой мере мы вправе переносить наше понимание того, как влияют отдельные элементы, с одного гороскопа на другой? Сам термин «понимание гороскопа», введенный ранее, подразумевает, что интерпретация отдельных элементов не может таким образом автоматически переноситься. Но так ли это на самом деле и почему?

В природе не может существовать двух полностью одинаковых гороскопов, построенных на разные моменты времени. Мы могли бы получить два или более гороскопов, которые сочли бы условно одинаковыми, только если бы искусственно ограничили учитываемые элементы до некоего очень небольшого числа. Однако вся астрологическая практика подталкивает в обратном направлении: поскольку ограничение числа таких элементов уменьшает корреляцию событий, возникает задача его увеличения. Иными словами, следует стремиться к более детальному отслеживанию даже мельчайших элементов гороскопа с целью прийти к более точным прогнозам. Если же признать все элементы гороскопа, какие только можно представить, в той или иной мере значимыми, то никакие два гороскопа, построенные на разные временные моменты, не будут полностью совпадать.

События на «земном» плане представляют собой переплетающуюся ткань, из которой невозможно вырвать отдельные нити. Любое событие в жизни анализируемого объекта всегда тесно связано с другими его событиями – как предшествующими ему, так и последующими, и происходящими параллельно. Стремясь к наилучшему пониманию астрологии, мы бы хотели изучить каждый элемент гороскопа изолированно, отыскав для него коррелирующее «земное» событие, однако сделать это мы не в силах. Приходится довольствоваться приблизительным пониманием этого элемента, рассматривая его влияние в контексте других событий и других элементов, их порождающих.

По мере того, как накапливается опыт астролога, он начинает с большей уверенностью вычленять влияние определенных элементов гороскопа среди прочих. Делается это благодаря богатой базе для сравнений: логично предположить, что если некоторый элемент E1 коррелировал с определенным событием S1 в жизни одного объекта и со схожим событием S2 в жизни второго, при том что остальные элементы гороскопа [E2…En[ у второго не совпадали с элементами у первого, значит именно этот элемент E1 отвечает за данное событие.

Но здесь сразу же встает вопрос о степени сходства событий S1 и S2, и даже беглый анализ выявляет, что оно неполное. Отсюда напрашивается следующий вывод: остальные элементы гороскопа, которые мы отодвинули в сторону, тем не менее также оказывали свое влияние и наложили некоторый специфический отпечаток на рассматриваемое событие. Способны ли мы сказать, каким стало бы это событие, если бы ни один другой элемент не влиял на него? К сожалению, этого мы знать не можем.

Получается, астролог не в силах полностью изолировать ни один элемент гороскопа для его изучения, а значит невозможно прийти к «чистому» пониманию его влияния. Наше понимание всегда строится на сравнении проявлений данного элемента в жизни разных объектов, и то общее, что выявляется в этом процессе, мы и приписываем данному элементу как его основное значение. По мере увеличения числа рассматриваемых объектов это значение неизбежно будет меняться – иногда будет происходить разочарование в предшествующем понимании и отказ от него, но в целом значение будет все больше уточняться.

Зная об этой динамике в астрологическом исследовании, можно ответить на ранее поставленный вопрос. Автоматический перенос знания о влиянии некоторого элемента из одного гороскопа (где мы его наблюдали) в другой чреват серьезными погрешностями. Больше оптимизма внушает перенос подобного знания с одного события в жизни объекта на другое событие у него же. Допустим, на 10-м году жизни у человека Н1 произошло некое событие S1, и мы уверены, что оно связано с соединением транзитного Сатурна с натальным Солнцем. Затем, проделав полный круг, Сатурн возвращается в ту же точку на 39-м году жизни того же человека Н1. Можно с большей уверенностью предполагать, что событие S2, которое должно будет произойти с ним, станет похоже на событие S1, чем предполагать подобное сходство с событием S3 в жизни другого человека H2, у которого транзитный Сатурн также вступает в соединение с натальным Солнцем. Обсуловлено это тем, что натальные элементы гороскопа у человека Н1 остались прежними, даже спустя много лет; изменились лишь некоторые элементы, связанные с транзитами, прогрессиями и т. д. Поэтому повторное соединение Сатурна с Солнцем на 39-м году жизни Н1 произойдет в значительной мере на фоне тех же элементов гороскопа, какие работали при предыдущем их соединении, в то время как у человека Н2 прочие элементы гороскопа будут совершенно иными.

Знание будущего – в прошлом

Итак, мы осознали, что каждый объект анализа со своим гороскопом уникален. Что бы мы ни знали прежде о свойствах и влияниях различных элементов гороскопа, мы получим эти влияния в новой, неповторимой конфигурации, когда встретим их в другом объекте. Перед нами вновь встанет задача углубиться и детально рассмотреть все взаимосвязи, стараясь соединить разные элементы в общее представление о жизни данного объекта. Таким образом, работа методами астрологии с каждым новым объектом – это отдельное захватывающее исследование, погружающее астролога в особый, неповторимый мир.

Выше мы уже установили, что при желании подтвердить эффективность той или иной астрологической методики нам необходимо искать корреляцию между «небесными» и «земными» событиями. И, как уже было показано, сделать это можно лишь для событий прошлого и настоящего. Конечно же, методика доказала бы себя в еще большей степени, если бы на ее основании удалось делать прогнозы о будущем, которые затем подтверждались бы. Но для того, чтобы прогнозировать, не допуская грубых ошибок, астрологу нужно хорошее понимание гороскопа.

Отсюда вытекает важный для практики вывод:

Прогнозирование будущего оправдано лишь для тех объектов, для которых достигнуто высокое понимание их гороскопов на основе корреляции событий прошлого.

Бесполезно строить выводы о будущем без достаточного понимания прошлого. В виду высокой индивидуальности каждого объекта анализа мы не вправе машинально переносить представление о том, как срабатывали подобные элементы гороскопа у других, на нынешний объект. Такое представление может служить лишь допущением, некоторой вероятной гипотезой, которая станет для нас отправной точкой в дальнейшем исследовании. Затем она должна будет подтвердиться (либо измениться) при попытке достичь высокого понимания данного гороскопа через поиск корреляции событий прошлого.

Очевидно, что для поиска каких-либо соответствий, касающихся событий прошлого, это прошлое должно существовать. Бесполезно искать их для родившегося вчера ребенка. Следовательно, эта работа станет более многообещающей для объектов анализа, гороскоп которых работает уже давно. Чем старше объект, тем больше событий успело произойти с ним, тем более убедительную корреляцию мы способны найти.

Степень корреляции и ее следствия

Итак, задача астролога в работе с объектом анализа на первом этапе сводится к установлению как можно более полной корреляции двух рядов событий:

Элементы гороскопа                     События в жизни объекта

E1                                                              S1

E2                                                              S2

E3                                                              S3

E4                                                              S4

…                                                              …

En                                                              Sn

Методика, с которой работает астролог, может излагаться в литературе как нечто единое, но на практике она легко распадется на серию близких по смыслу методик. Целесообразно проверять каждую из них по отдельности, делая о ней соответствующие выводы.

К примеру, мы читаем в учебнике астрологии, что II дом отвечает за деньги и имущество, а III – за поездки. Каждый раз, когда планета (особенно медленная) проходит по соединению с куспидом дома, она будет вызывать связанные с ним события или, по меньшей мере, актуализировать соответствующую тему в жизни объекта. На практике у нас легко может сложиться ситуация, когда несколько соединений планет с куспидом II дома действительно отражались в жизни объекта получением денежной прибыли или крупными покупками (что подтверждает для нас правило, касающееся II дома), тогда как совпадений между соединениями планет с куспидом III дома и поездками в жизни объекта мы почему-то не видим. Например:

События для II дома

E1 (Юпитер проходит через куспид II дома) = S1 (Клиент выиграл деньги в лотерею)

E2 (Сатурн проходит через куспид II дома) = S2 (Клиенту вернули старый долг)

E3 (Уран проходит через куспид II дома) = S3 (Клиент купил новый компьютер)

События для III дома

E1 (Юпитер проходит через куспид III дома) = S1 (Клиент на экскурсии в другом городе)

E2 (Марс проходит через куспид III дома) = S2 (Клиент навестил отца в деревне)

E3 (Сатурн проходит через куспид III дома) = ? (никаких поездок мы не находим)

Обратите внимание: в каждом из трех событий для II дома имеет место приход либо денег, либо имущества, но сами события существенно отличаются (в одном случае лотерея, в другом – долг, в третьем – компьютер). Эти различия как раз и связаны с дополнительным влиянием со стороны прочих элементов гороскопа, которые мы временно не рассматриваем.

В результате каждое правило, составляющее астрологическую методику, проходит у практикующего специалиста собственную проверку опытом. Какой же должна быть степень корреляции, чтобы можно было с уверенностью пользоваться этой методикой в дальнейшем?

Установление четких критериев в этом вопросе должно выполняться каждым специалистом, либо коллективом специалистов на основе их собственного решения. Но от того, каким оно окажется, будет зависеть надежность полученных результатов, а также доверие ко всему исследованию. Это может повлиять на интерес и признание со стороны коллег, доверие со стороны клиентов и т. д.

В целом для тех областей, в которых астрология выходит на рынок и предлагает себя клиентам, рекомендуются достаточно жесткие критерии, что гарантирует высокое качество предоставляемых услуг. Альтернативным вариантом, позволяющим сохранить честность, может быть предупреждение клиентов о том, что методика указывает лишь на вероятность событий, а не на гарантированное их наступление; ссылка на полученное до сих пор соотношение удачных и неудачных случаев применения данной методики, что поможет клиенту самому решить, стоит ли ей доверять. Естественно, сами рыночные факторы работают против такого объективного взгляда: мало какой специалист любит рассказывать о своих неудачах или о слабых сторонах своей методики. Однако этот вопрос мы не будем развивать здесь, поскольку он уводит от основной темы данной статьи. Также здесь всплывает и философская тема предопределенности и свободной воли и то, какое отражение она находит в психологии общения с клиентом, но ее мы также оставим для другой статьи.

Для тех же областей, где астрология занимается чистым исследованием без попыток превратить свои находки в рыночный товар, критерии должны формулироваться мягко. Когда ученый стоит перед неизвестностью, ему нужно смотреть широко с готовностью встретить самые разные ситуации. Ужесточение требований к методике неизбежно сужает взгляд и заставляет на ранней стадии отбрасывать отдельные наблюдения, которые в перспективе могли бы оказаться полезными.

Разумно было бы выстроить несколько «порогов» в оценке корреляций. Прохождение определенной методикой или правилом очередного порога становится основанием для предоставления им более ценного статуса. К примеру, лично мне видится следующее расположение этих порогов:

  1. Ошибочная методика

Условие: корреляция ниже 50% событий

В этом случае данная методика должна быть изменена, либо отброшена. Продолжать использовать ее, настаивая на значимости результатов, значит перевести всю астрологическую практику в категорию шарлатанства.

  1. Сомнительная методика

Условие: корреляция от 50% до 70% событий

При таких результатах эту методику можно тестировать дальше, стремясь к ее уточнению. Следует обращать внимание на другие элементы гороскопа, стараясь усмотреть связь. Прогнозов на основании такой методики желательно избегать, но если они все же делаются, профессиональная этика требует сопровождать их оговорками и пояснениями.

  1. Перспективная методика

Условие: корреляция от 70% до 90% событий

Такую методику следует и дальше использовать, стараясь еще больше уточнить ее при каждом удобном случае. Она может первой (или одной из первых) применяться к новому объекту, чтобы получить хотя бы приблизительное понимание его гороскопа (например, чтобы убедиться, что время рождения не ошибочно). Для такой методики шансы на ее последующее попадание в более высокую категорию гораздо выше, чем для предыдущих.

  1. Надежная методика

Условие: корреляция выше 90%

Появление такой методики зачастую становится прорывом во всей астрологической дисциплине и даже может оказаться основанием для создания новой астрологической школы. В руках специалиста она становится своеобразным «козырем», который отмечает его уникальный и эффективный стиль работы.

Любой астролог, поддерживающий высокие морально-этические требования к самому себе, постарается всегда делать оговорки касательно надежности методов, так как, насколько мне известно, методику, которая срабатывала бы с надежностью в 100%, пока еще никто не предложил. Однако достичь 90% и выше, по моему убеждению, вполне возможно. Это отсутствие 100%-й методики связано с обсуждавшейся ранее темой неповторимости каждого объекта анализа и каждого гороскопа, с невозможностью изолировать отдельный элемент и сформировать его «чистое» понимание. Поэтому не следует винить в этом самих астрологов – подобная ситуация обусловлена природой астрологического знания в целом. Во многих других научных областях прогнозирование делается даже с еще большими неточностями, но от этого не обесценивается и не отвергается обществом.

Повышение степени корреляции

После того, как тестируемая методика дала определенный процент корреляции, встает вопрос о ее повышении. Если в ходе проверки мы приходим к убеждению, что определенный элемент гороскопа отражается в жизни объекта определенным событием, это должно дополнительно перепроверяться «перекрестным» анализом, который покажет необходимость и достаточность этого элемента для этого события. Следует задать себе два вопроса:

1) Соответствуют ли всем событиям «на небе» [Е1…En], связанным с возникновением этого элемента гороскопа, ожидаемые события «на земле» [S1…Sn]? Если нет (событий «на небе» больше, чем «на земле»), значит этот элемент не является достаточным, а срабатывает лишь вместе с какими-то другими условиями.

2) Соответствуют ли всем событиям «на земле» [S1…Sn], которые мы связываем с этим элементом гороскопа, ожидаемые события «на небе» [Е1…En], то есть действительные появления данного элемента? Если нет (событий «на земле» больше, чем «на небе»), значит этот элемент не является необходимым, и такие события могут быть вызваны также и другими элементами.

Опыт показывает, что в любой астрологической методике почти не встречается абсолютно необходимых и абсолютно достаточных элементов. Однако, если мы наблюдаем почти постоянное присутствие некоторого элемента на фоне наступления определенных событий, это дает основание указывать на него в прогнозах.

Природа не терпит хаоса – в ней причины непреложно должны вести к своим следствиям. Если с философской точки зрения допустить, что верховным принципом природы является ее хаотичность, это подрывает основу для всякого научного изыскания. Поэтому, если обнаруженный нами закон время от времени дает сбой (причины иногда почему-то не ведут к ожидаемым следствиям), значит мы не достаточно точно понимаем закон, либо не обладаем верными входными данными, чтобы данные на выходе тоже оказались верными.

Примером неверных входных данных в астрологии может быть ошибочное время рождения. Естественно, построенный в этом случае гороскоп будет целиком неправильным, но в каких-то своих элементах, которые не успели измениться в течение допущенной временной погрешности, он будет продолжать работать. Именно так могут объясняться многочисленные случаи, когда для нового объекта часть уже проверенных ранее методик работает хорошо, а часть почему-то дает постоянные сбои.

Если время рождения вообще неизвестно, либо варьируется в широком временном интервале, мы упираемся в вопрос о создании надежных методов ректификации гороскопа. На мой личный взгляд, во всем, что на сегодняшний день способны предложить астрологические школы, такого ректификационного метода не существует. Более целесообразны попытки ректификации в случаях, когда время рождения может оказаться неточным в интервале нескольких минут. Очевидно, что для любого объекта, для которого, как нам говорят, известно точное время, именно сохраняющаяся неточность в несколько минут или меньше может испортить отдельные суждения в прогнозировании.

Чаще других от неточности времени страдают те элементы гороскопа, которые связаны с куспидами домов (Асцендент, как известно, смещается вдоль зодиакального круга примерно на 1 градус в 4 минуты, а вслед за ним движутся и остальные куспиды). Чтобы ректифицировать гороскоп и повысить степень корреляции событий, необходимо сдвинуть время рождения на несколько минут вперед и назад, зафиксировав новое положение куспидов. Очевидно, что если из-за этих изменений какой-либо куспид перейдет в другой зодиакальный знак, или какая-либо планета перейдет в другой дом, этому следует уделить пристальное внимание (впрочем, это зависит от того, какие правила были изначально сформулированы в методике – каким элементам гороскопа мы придаем значение).

Чаще всего к выводам о том, что необходимо слегка сдвинуть время рождения, приводит следующая ситуация. При использовании прогностических методик, охватывающих большие временные интервалы (например, медленной прогрессии «1 день = 1 год»), астролог видит, что ожидаемое событие имело место, но не в том году, когда он рассчитывал. Затем подобная неточность открывается вновь для другого события, связанного с другим элементом гороскопа. Эти наблюдения начинают особенно красноречиво говорить, если рассматриваемый элемент связан с куспидом.

Сдвигание времени рождения и, следовательно, куспидов домов способно устранить данную неточность – аспект планеты с куспидом появится на день раньше (или позже), что в пересчете из медленной прогрессии даст наступление события на год раньше (или позже).

Таким образом, если для данной методики степень корреляции достигала, к примеру, 75%, но некоторые события из ряда [Е1…En] по-прежнему не находили отражения в событиях из ряда [S1…Sn], нужно выбрать такое время рождения из интервала [-10 мин < T < +10 мин], чтобы для построенного на него гороскопа процент корреляции был выше (Т – изначально принятое время рождения). О том, насколько широкий допустимый интервал оставлять для поисков более оптимального времени рождения, каждый астролог должен подумать самостоятельно. В моем примере этот интервал составляет 20 минут (т. е. по 10 минут в каждую сторону), поскольку такая его величина видится мне разумной. Нужно лишь понимать, что расширение этого интервала даже на одну минуту вызовет значительное увеличение числа вариантов, которые придется рассматривать.

Подобная ректификационная практика способна повысить процент корреляции за счет исправления ошибок во времени. Но важно понимать, что ее использование и принятие ее результатов оправдано лишь для тех методик, для которых у нас и без нее имелась высокая степень корреляции. В этом случае мы с достаточной уверенностью можем считать, что сама методика рабочая, а ее отдельные сбои вызваны неправильным временем рождения. Если же методика изначально попадает в категорию «ошибочной» или «сомнительной» (см. выше), то, свалив всю вину на неверное время рождения, мы рискуем искусственно подогнать действительное под желаемое. В долгосрочной перспективе это приведет лишь к еще большему запутыванию работы астролога.

Алгоритм в работе астролога-исследователя

Резюмируя все ранее сказанное, можно выделить ряд этапов, которые астролог-исследователь будет проходить в своей работе. Несомненно, прежде чем в его распоряжении появится какая-либо методика, которую он будет применять и тестировать, ему необходимо изучить теоретическую базу астрологии. К этой же базе он будет вновь возвращаться, если его попытки в дальнейшем не принесут успеха.

Методики разных астрологических школ могут существенно отличаться. В этой статье я намеренно избегал какой-либо конкретизации того, какую именно методику следует использовать. Я говорил лишь о принципах, позволяющих последовательно приходить ко все более надежным результатам, исключая самообман. Эти принципы могут быть взяты на вооружение любым астрологом, какой бы школы и методики он ни придерживался. Если методика ошибочна, это в первую очередь выявится благодаря самим описанным здесь принципам (степень корреляции окажется слишком низкой).

Когда в результате изучения теории в руках астролога оказывается сформированная методика, которую он хочет проверить на практике, он начинает применять ее к выбранному объекту анализа (допуская, что время рождения точное). Взяв максимально длинный ряд событий из прошлого, он ищет степень корреляции с элементами гороскопа. В случае, если она слишком низкая – настолько, что это вызывает разочарование в методике, – появляются основания вернуться на этап изучения теории и заново во всем разобраться. Если же степень корреляции любопытная, но недостаточно убедительная, следует изменить в методике наиболее слабые правила и тестировать ее дальше.

Когда найдена высокая степень корреляции, можно попробовать сделать ее еще выше, предположив, что оставшиеся несовпадения вытекают из неточного времени рождения объекта. Тогда наступает черед ректификации изначального гороскопа в пределах некоего разумного временного интервала. Если это помогает увеличить точность, с этой методикой можно уже более уверенно выходить к прогнозированию будущего. Впрочем, и здесь остается место для повторного переформулирования отдельных правил внутри методики с целью все больше и больше оттачивать ее. Так, последовательными итерациями, возвращаясь назад и перепроверяя снова, астролог от расплывчатых и обобщенных суждений, которые лишь отчасти верны, будет двигаться ко все более точным.

Следующая схема передает приблизительный алгоритм этой работы.

Заключение

Принципы, изложенные в этой статье, намечают, как должен выглядеть дизайн астрологического исследования. Следуя им, астролог совершенствует свой инструментарий и достигает все больших успехов в получении необходимой информации посредством гороскопов. Конечно, эти принципы не содержат всей полноты знания и не отвечают на множество других возникающих в работе вопросов. К примеру, в этой статье я не ответил, как именно следует изменять методику, которая недостаточно себя доказала. Наверняка, именно в это препятствие упираются многие начинающие астрологи после того, как терпят первые неудачи.

Также мы не рассмотрели по существу вопрос о том, в каких случаях и насколько можно полагаться на понимание элементов гороскопа, полученное в работе с другим объектом. Хотя я отметил, что его следует брать лишь как допущение или гипотезу, очевидно, что реальные задачи, возникающие перед астрологом, могут потребовать большего. Как, например, прогнозировать жизнь для детей, у которых еще не произошло достаточного числа событий в прошлом? И будет ли для высокой оценки методики достаточно, если среди крайне малого числа событий выявится 100% корреляция? Ведь в таком случае любое последующее событие, которое не даст совпадений, сразу очень существенно «собьет» этот процент. Эти и многие другие вопросы требуют к себе внимания, и я надеюсь прояснить их в других статьях.

Напоследок хочу сказать, что весь разговор о формировании более научной методики к работе астролога уместен лишь для тех специалистов, кто действительно пользуется методами, принятыми в астрологических школах. Речь идет о правилах, устанавливающих зависимость (или, по меньшей мере, синхронность возникновения) «небесных» и «земных» событий. Такая работа опирается на знание и требует сугубо рационального подхода, что и приближает ее к научной.

С другой стороны, в обществе встречаются люди, которые считывают нужную им информацию с помощью интуиции, экстрасенсорных способностей или некоего мистического вдохновения. При этом они тоже могут строить гороскопы и использовать их, например, как символы для медитации в ожидании того, что желаемая информация сама придет свыше. Естественно, для современной академической науки даже упоминание о таких способностях проблематично, тогда как оккультисты (к коим я отношу и себя) признают существование этих способностей. Только к рациональной астрологии все это не имеет отношения, поскольку в ней интуиция и ясновидение ничего не определяют.

Интуиция в работе астролога играет в сущности ту же роль, что и в работе ученого. Любой ученый может получить удачную догадку с помощью каких-либо сверхрациональных сил. Однако как доказательство истинности чего бы то ни было такое откровение выступать не может. Оно способно лишь указать ученому направление дальнейших исследований, в ходе которых ему предстоит найти настоящие доказательства – лишь тогда его догадка превратится в теорию, которую примут его коллеги. Так же ситуация должна обстоять и в астрологии. Если мы хотим понимать друг друга и уверенно приближаться к истине, любые интуитивные или экстрасенсорные прозрения в астрологии должны подкрепляться убедительной астрологической аргументацией. В других областях эзотерической практики, которые целиком строятся на использовании духовных способностей человека, эти требования могут отсутствовать.