Зачем эзотерике психология?

Если представить себе профессиональный путь, как непосредственную траекторию, который нужно нанести на карту вместе с другими возможными видами деятельности, то, пожалуй, дорога эзотерика ни с кем не будет пересекаться настолько часто, как с психологом. Почему это так? И какими будут взаимоотношения на данных перекрестках?

На самом деле, лично я знаю множество практикующих психологов, которые замечательно относятся к различным эзотерическим направлениям. Сегодня мы даже видим результаты удачного синтеза данных систем. Но откуда тогда в принципе возникает данная тема?

Мне кажется, что сами эзотерики недолюбливают психологию, потому что имеют о ней абсолютно неверное представление. Для многих из них нет никакой разницы между психологией и психиатрией. Им кажется, что задача любого психолога уличить эзотерика в иррациональности, что автоматически будет равняться признанию его сумасшедшим. У психиатрии, которая является областью медицины, действительно не совсем ровные отношения с эзотерикой. И это происходит в первую очередь не потому, что психиатров настораживает сама эзотерическая субкультура, а потому, что многие их пациенты, имеющие серьезные психические нарушения, предъявляют свою патологию именно на эзотерическом языке. В подобных случаях очень сложно не поставить знак «равно» между эзотерикой и психической патологией.

Но значит ли это, что диалог эзотерики и психологии невозможен? На мой взгляд, он не только возможен, но и остро необходим. И вот некоторые причины. Эзотерика никогда не имела общего стандарта, представляя собой огромную разрозненную массу течений, взглядов и практик. Отсутствие стандарта в практике, разумеется, выливается и в отсутствие стандартов в обучении. Если человек имеет желание обучаться эзотеризму, он делает это на свой страх и риск. Даже если он поступает на обучение к некоторому учителю, который обещает эзотерические знания и результаты, то данный учитель редко обладает должными педагогическими и психологическими знаниями, чтобы грамотно довести ученика до обещанного результата. Отсутствие какого-либо контроля многократно увеличивает риски. Поэтому человек чувствует, что что-то пошло не так, когда уже успел получить серьезную психологическую травму.

         Меня всегда настораживали течения в эзотерике, которые запрещают своим ученикам параллельно приобретать психологические знания. Зачем запрещать? Конечно, если данное течение угрожает здоровью и психическому благополучию человека, тогда подобное сокрытие понятно. Обычно говорят, что вся психология противоречит всей эзотерике. Но нет более нелепого утверждения. Противоречия нет вообще, а есть два разных языка, которые описывают одинаковые процессы.

Погружение в эзотерическое обучение и даже чтение литературы без параллельной психологической работы над собой я считаю довольно опасным. Вопрос даже не в добросовестности учителя. Дело в том, что многие эзотерические практики максимально расшатывают бессознательное человека, которое поднимается и волной накрывает сознание. Это сильнейшая психологическая нагрузка, к которой нужно быть готовым. Погружение в эзотерику без сопутствующей психологической работы над собой похоже для меня на выполнение сложнейшего акробатического трюка без страховки. Может повезти, а иногда все заканчивается плачевно. Психология превосходно заземляет эзотерика, занимающегося интенсивной практикой. Психолог помогает осмыслять и осознавать то, что происходит, что помогает правильно интегрировать полученные знания.

Не знаю, насколько это важно моим коллегой, но мне было бы важно понимать, является ли полученный мною мистический опыт действительно таковым, или в нем больше психиатрического элемента из-за стресса, травмы или выгорания. Если это не важно, то тогда, действительно, от психологии будет немного толку. Но если все же собственное развитие и безопасность имеют значение, то хорошо бы двигаться вперед осознанно, параллельно укрепляя свою психику.

Я уверен, что многие эзотерики даже не осознают, насколько эзотерика и психология похожи между собой. Да, они стоят на разных изначальных принципах, но формат работы, природа процессов, этика и, самое главное, предмет в лице человека – у них одинаков. Неужели неинтересно узнать, как соседствующая дисциплина решает те же самые вопросы и задачи, которые встают перед эзотериком в его практике. Задача не в том, чтобы определить правых и не правых, а в том, чтобы обогатить свой внутренний мир еще одной описательной моделью, которая в сложные моменты поможет осмыслить и правильно среагировать в той или иной эзотерической ситуации.

Лично я не вижу практически никакого конфликта между эзотерикой и психологией. Но я вижу многочисленные примеры подобного конфликта между отдельными психологами и эзотериками. Собственная неприязнь к оппоненту разгоняется до масштабов междисциплинарного конфликта. Однако, чаще всего все гораздо скромнее. Просто чей-то личный опыт и психологические защиты никак не позволяют человеку посмотреть на окружающий мир немного другими глазами.

В моем опыте мне несказанно повезло в свое время параллельно развиваться в эзотерическом и психологическом направлении. Если бы у меня спросили, хотел бы я что-либо изменить, я бы ответил, что ни в коем случае. Я вижу огромные перспективы от синтеза данных двух систем, несмотря на все кажущиеся противоречия. Психология выделилась в самостоятельную дисциплину не так давно. Но за это время она показала такое бурное развитие, что было бы странным не воспользоваться ее достижениями и не интегрировать их в эзотерическую субкультуру. Перестанет ли эзотерика от этого быть эзотерикой (как того боятся некоторые практики)? Ничуть. Напротив, эзотерическая субкультура может стать более прикладной, осмысленной и устойчивой.

 

Геннадий Белявский